Лондон и принцесса Диана — Часть 5

Королевские традиции требуют, чтобы монархия держалась в стороне от политической борьбы. Чарльз частично нарушил этот принцип, полемизируя, в том числе и на официальных церемониях, о перспективах современной архитектуры или высказываясь в поддержку альтернативной медицины, инновационных методов ведения сельского хозяйства или даже об «охоте на лис», популярность которой в Англии стремилась к нулю.

Если полмира с восхищением наблюдало за бракосочетанием Чарльза с Дианой как за воплощением волшебной сказки, то довольно скоро стало ясно, что действительность от сказки очень и очень далека. Когда королева Елизавета в одной из речей назвала 1992 год annus horribilis — ужасным годом, все поняли, что сказке (если она вообще была) пришел конец. В 1992 году Эндрю Мортон опубликовал знаменитую биографию «Диана, ее подлинная история», в которой принцесса призналась, что поочередно страдала то булимией, то анорексией и несколько раз даже пыталась покончить с собой. Чарльз представал в книге в совсем уж неприглядном свете: никчемный мужчина, не способный понять свою жену и не умеющий любить ее, ни в физическом, ни в сентиментальном смысле. Кто-то язвительно отметил, что после такого лучшее, что может сделать Чарльз, — податься в отшельники. Но жизнь предпочитает прозаичные сюжеты: в конце 1992 года, 9 декабря, стало известно, что Чарльз и Диана приняли решение расстаться.

Четырнадцатого января следующего года Чарльз вновь попадает в фокус внимания. В пикантном телефонном разговоре наследник престола признался Камилле, что хотел бы быть ее «тампаксом». Над ним потешался весь мир… В интервью Би-би-си Диана довершила картину, без обиняков высказавшись об умственной посредственности своего мужа.

Перед телекамерами Диана призналась, что действительно страдала от булимии, в огромных количествах поглощая пищу, а затем вызывая рвоту. Но вместо понимания находила в членах королевской семьи, включая Чарльза, лишь презрение: «Я кричала о помощи, а они все думали, что Диана психически неустойчива».

Королевский дворец сумел отомстить. Кен Уорф, бывший телохранителем Дианы на протяжении пяти лет, с 1988 по 1993 год, в своей, как водится, хорошо проплаченной книге воспоминаний утверждает, что спецслужбы записывали интимные разговоры принцессы и передавали их в эфир в надежде, что какой-нибудь радиолюбитель рано или поздно их перехватит. Именно так, пишет он, и получил огласку телефонный разговор Дианы с мистером Джеймсом Гилби. Этот мужчина называл ее «мягонькая» и обещал «горячие излияния». А Диана признавалась ему, что ей нравилось изводить Чарльза, отказывая ему в любовных ласках.

Психическая неустойчивость Дианы — неоспоримый факт. Если Чарльз продолжал встречаться с Камиллой, то уже летом 1986 года (Уильяму было четыре года, Гарри — два) принцесса завязала роман с капитаном кавалерии Джеймсом Хьюит- том, обходительным мужчиной, способным добиться успеха даже там, где Чарльз не оправдал ожиданий. Связь длилась четыре года. «Я обожала его», — признается Диана журналистам. Впоследствии, однако, капитан кавалерии покажет себя отнюдь не безупречным кавалером. Когда их роман закончится, он расскажет о нем в мельчайших подробностях в книге «Влюбленная принцесса», написанной в соавторстве с Анной Пастернак, внучатой племянницей нобелевского лауреата. На этой книге Хьюитт заработал круглую сумму в три с половиной миллиона евро. За щедро оплаченным предательством последовала грязная история с выставленными на продажу письмами, якобы спрятанными, а затем выкраденными. Отчасти из-за этого Диана переедет с детьми жить в Кенсингтонский дворец.

После развода вокруг принцессы закружится хоровод мужчин, в длинном списке значились торговец оружием, игрок в регби, хирург… Столь лихорадочная смена увлечений — показатель или распущенной натуры, или глубокого несчастья. В случае Дианы нет никаких сомнений относительно причин ее эпатажного поведения: она не нашла счастья в браке с Чарльзом.

Психическую неустойчивость Дианы эксплуатируют некоторые «негативные» биографии принцессы. Профессор Энтони О’Хир в вышедшей в 1998 году книге обвиняет ее в том, что она подтачивала авторитет английской монархии своей слащавой сентиментальностью и одержимостью саморекламой. На его взгляд, в психологии Дианы «совершенно отсутствовало чувство долга». По мнению язвительного автора, выражающего точку зрения реакционного крыла, моментом, красноречивее всего характеризующим «общество, лишенное морали», «были похороны Дианы, на которых плебейский фанатизм и траур были персонифицированы и канонизированы». В тот день толпа оплакивала «инфантильную женщину, которая, хоть и выдавала себя за жертву, стремилась лишь уйти от своих обязанностей». Согласно биографу королевской семьи Энтони Голдену, эти тезисы пришлись весьма и весьма по душе в Букингемском дворце.

В книге «Диана в поисках себя» Сэлли Беделл Смит утверждает, что молодая женщина страдала нервным расстройством и была подвержена резким перепадам настроения (та самая «неустойчивость»), по причине которых легко переходила от ярости к депрессии. По мнению автора, Диана отнюдь не была влюблена в Доди, а использовала этот роман, чтобы постараться стереть из сердца настоящую большую любовь — к кардиохирургу пакистанского происхождения Хаснату Хану.

Если Диана и была готова перейти в ислам, то ради него, но уж точно не ради Доди. Роман с доктором Ханом длился два года, причем под конец поведение Дианы стало поистине невыносимым. Доходило до того, что она звонила Хану во время операции и затем устраивала сцены ревности за то, что тот не прервал операцию, чтобы поговорить с ней.

В 2002 году дворецкого Дианы, Пола Баррелла, привлекли к суду, обвинив в краже драгоценностей принцессы после ее смерти. За день до того, как дать показания на скамье подсудимых, он был оправдан королевой. Все думают (и открыто пишут об этом), что Елизавета этим шагом хотела предупредить новые эпатирующие откровения, которые, впрочем, не замедлили появиться, финансируемые популярной газетой и телеканалом. Баррелл подтвердил, что подлинной любовью Дианы был кардиохирург Хаснат Хан, из-за которого она буквально потеряла голову. Верный дворецкий доставлял его домой к принцессе в багажнике автомобиля, и однажды принцесса, готовясь к свиданию, разделась догола, накинув лишь шубу и вдев в уши серьги с бриллиантами.

Много мнений, много образов… Возможно, в каждом из них есть доля правды, и они в какой-то степени помогают нам понять, какой в действительности была леди Ди в своей бурной и суетной жизни.

Эмад аль-Файед, известный как Доди, появился в жизни столь богатой и столь несчастливой молодой женщины в ноябре 1996 года. Несколькими неделями раньше его отец, миллиардер Мохаммед аль-Файед, предложил Диане возглавить офис «Хэрродс Интернешнл» — высокий представительский пост, на который Диана, казалось, прекрасно подходила. Мохаммед — давний друг семьи Спенсер, Диану он знал много лет — банально выражаясь, она росла у него на глазах. Так что предложение выглядело вполне естественным, тем более что в феврале того года Диана наконец получила развод. Но она отвергла должность, порекомендовав вместо себя подругу — Рене де Шамбрюн. Однако хитрый бизнесмен, делая предложение, лелеял в душе совсем другой план: свести Диану со своим старшим сыном Доди. Если бы между ними возник роман и если бы он привел к браку, это была бы великолепная месть семейству Виндзоров. Хоть Диана и развелась с Чарльзом, она все равно осталась матерью будущего короля Англии. Доди, плейбой с большим стажем, может стать орудием реванша… Реванша за что? Этот фундаментальный вопрос всей истории, включая смерть леди Ди, требует аргументированного ответа. Но прежде всего необходимо пояснить, кто такой Мохаммед аль-Файед и каким образом он накопил свои несметные богатства.