Лондон и принцесса Диана — Часть 7

Шотландка по происхождению, Елизавета была младшей дочерью графа Стрэтмора, владельца (точнее, сеньора) замка Глэмис, где, по легенде, разыгралась трагедия короля Макбета. До самого конца она сохраняла живость ума, а в молодости была еще и хороша собой и столь жизнерадостна, что привлекала немало ухажеров. Среди них был и принц Альберт, герцог Йоркский, младший брат Дэвида (Эдуарда), который процарствует на троне меньше года. Кстати, Елизавета питала к Уоллис Симпсон глубокое презрение, которое даже не считала нужным скрывать.

Когда Альберт, получив разрешение отца, короля Георга V, признался в своих чувствах, Елизавета ему отказала. Она опасалась холодности Виндзоров, и, возможно, одно воспоминание об этих девических страхах объясняет ее симпатию к Диане. Елизавета также боялась слабости характера Альберта, который, однако, на сей раз проявил упорство и повторял штурм столько раз, сколько было необходимо, чтобы покорить ее. Вот как случилось, что скромная шотландская дворянка стала герцогиней Йоркской и произвела на свет двух девочек, Елизавету и Маргарет, которых ждали разные судьбы. А после отречения Эдуарда VIII Елизавета Боуз-Лайон почти случайно стала королевой-консортом.

Во время войны, когда над столицей кружили бомбардировщики люфтваффе, ее роль приобрела особую значимость. Она дала своим подданным великий урок храбрости, оставшись в Букингемском дворце под немецкими бомбами.

У Елизаветы не было никакого политического чутья, но она обладала качеством, которое королеве (и королю), возможно, требуется в большей степени. Речь идет о чувстве королевского долга, что означает, не пренебрегая ни одной из королевских привилегий, сохранять глубокую связь с чувствами народа. Это тоже роднит ее с Дианой. Когда премьер- министр Блэр скажет, что Диана была народной принцессой, он будет иметь в виду именно этот редкий дар.

Любимый супруг Альберт (Елизавета ласково называла его Берти) скончался в 1952 году в возрасте пятидесяти шести лет. Старшая дочь Елизаветы, тоже Елизавета, в двадцать шесть лет стала королевой Елизаветой II. Вдова Альберта, теперь уже в статусе королевы-матери, оставила Букингемский дворец и переехала в Кларенс-Хаус в Сент-Джеймсе. Но она отнюдь не считала, что «уходит на пенсию». Напротив, сняв с себя прежние обязанности, Елизавета становится еще активнее: ловит лосося в Шотландии, председательствует в десятках благотворительных обществ, посещает скачки, часто ездит с официальными визитами, в том числе за рубеж. Если говорить начистоту, она любит выпить, но с ее взрывным темпераментом небольшое алкогольное возбуждение скорее придает ее образу законченность, нежели очерняет его.

Из всех достоинств своего народа Елизавета больше всего развила в себе глубокое, вплоть до эксцентричности, чувство личной свободы; по большому счету, это не только самая симпатичная черта англичан, но и их противоядие против тоталитаризма любого рода, будь то формы правления или религиозные верования.

По правде говоря, фигура, напоминающая Диану Спенсер, уже была при английском дворе. Я говорю о второй дочери Елизаветы-матери Маргарет Роуз, она младше сестры на четыре года. Когда в феврале 2002 года Маргарет скончалась, один из хроникеров лапидарно написал: «Она была Дианой своего времени».

Родилась она 21 августа 1930 года в суровом шотландском замке ее матери. При родах присутствовал министр двора, подчиняясь давней традиции, установленной во избежание подмены младенца в случае рождения наследника престола. Последний раз эта нелепая традиция была соблюдена именно при появлении на свет второй дочери Елизаветы.

Маргарет была женщиной, которая символом своей бунтарской натуры сделала нонконформизм, доходящий порой до провокации. Когда ей исполнилось восемнадцать, стало ясно: отведенная ей роль «запасного колеса» монархии сведена на нет рождением Чарльза, первенца Елизаветы, — наследника престола. Маргарет переехала в Кенсингтонский дворец, как годы спустя сделает Диана. Она знала, что с ее беспокойным характером обречена на пустую, бездеятельную жизнь в окружении косных персонажей, какими был наполнен двор. Принцесса — умнейшая женщина, и, будь она родом из обычной буржуазной семьи, смогла бы добиться признания в разных сферах. Но она — сестра королевы, и что бы она ни предпринимала, над ней всегда тяжелым грузом будет довлеть это родство. Возможно, в отместку она решила стать украшением раутов в британской столице, которая именно в этот период начала приобретать славу «свингующего Лондона», с его модными показами, знаменитыми фотографами, летописцами эпохи, самой зрелой в Европе литературой и драматургией и самым ярким кинематографом. Как написал один репортер: «Она пожелала получить свой кусок пирога и съесть его».

Королеве совершенно не нравилось свободное поведение младшей сестры, чьи фото то и дело появлялись на страницах модных журналов: то она курит папиросу в длинном мундштуке, то пьет виски в ночном заведении, то танцует канкан в американском посольстве, то красуется в последних нарядах от Кристиана Диора под руту с представителями интеллигенции и богемы, известными своими вольными нравами.

Маргарет тяжело переживала смерть отца, Георга VI (5 февраля 1952 года), и, возможно, именно в этот период начался ее роман с капитаном кавалерии Питером Таунсендом, который был оруженосцем короля. В день коронации ее сестры (2 июня 1953 года) кто-то заметил, как Маргарет, поджидая карету под портиком Вестминстерского аббатства, фамильярным жестом убрала ворсинку с мундира капитана. С этого момента история стала достоянием общественности. Капитан был старше Маргарет на шестнадцать лет (зато один из ее позднейших любовников будет на восемнадцать лет моложе) и уже успел развестись. Роман развивался до тех пор, пока королева не дала понять сестре, что ей придется выбирать между любовью и привилегиями, включая расходы на содержание. В те годы, как и позже в случае с Дианой, народные симпатии были на стороне Маргарет. Когда принцесса посетила лондонский Ист-Сайд, женщины встретили ее возгласами: «Давай, Мэгги, поступай, как велит сердце!» По данным проведенного «The Daily Mirror» опроса, общественное мнение на 95 процентов благосклонно смотрело на свадьбу. Но королева указала, что, как глава англиканской церкви, она не может дать согласия на брак сестры с разведенным мужчиной, к тому же имеющим детей.

В ноябре 1955 года Маргарет выступила с заявлением (подписанным просто «Маргарет»), смыслом которого было: «Долг превыше любви»; капитана отправили военным атташе в посольство в Брюсселе, и вопрос о браке был закрыт. Как знать, пожалела ли когда-нибудь Елизавета о собственной непреклонности. Позволив сестре выйти замуж за капитана, пусть и в разводе, пусть и не голубых кровей, возможно, она уберегла бы Маргарет (и саму себя) от многих скандалов и унижений.

Много мужчин, много сигарет (до шестидесяти в день), много виски — и наконец новая любовь: фотограф Энтони Чарльз Роберт Армстронг-Джонс, всего на полгода старше, — блистательная, артистичная натура, представитель самых модных кругов Лондона. В жилах Энтони тоже не было голубой крови, но об этом позаботилась королева, пожаловав ему титул герцога Сноудона и виконта Линли. Шестого мая 1960 года жених с невестой сочетались узами брака в Вестминстерском аббатстве; церемония — в точности, как в случае с Дианой много лет спустя, — будет названа в прессе всего мира «сказочной». Однако долго и счастливо влюбленные живут лишь в сказках. После восемнадцати лет брака, рождения двоих детей, многочисленных взаимных измен и претензий Маргарет и Энтони разведутся. Сказка получила разочаровывающий финал, а династия — первый после Генриха VIII развод члена правящего дома. Для женщины, решившей покончить с традициями, это, несомненно, весомый результат.

В числе свадебных подарков — от лорда Гленконнера — была уютная вилла на карибском острове Мюстик. Дом и остров на долгие годы стали убежищем Маргарет от дождей, тумана и сплина хмурых британских зим. Это и противоядие от все более надоедающего (и удручающего) брака: в самом деле, Маргарет фотографируют там с некоторыми из ее многочисленных возлюбленных. В те годы подобные вещи вызывали скандал. Если не считать развязных монакских принцесс, люди еще не привыкли видеть женщин столь высокого ранга в объятиях мужчин, которые не являлись их законными спутниками. Реакция двора всякий раз была бурной.

В 1998 году принцесса ужинала с друзьями, когда вдруг упала, сраженная сердечным приступом. С этого момента ее публичные появления стали все более редкими, ей пришлось оставить многие почетные посты, которые она занимала, чтобы заполнить образовавшуюся в ее жизни пустоту. Маргарет была председателем многочисленных благотворительных и общественных организаций, от «Английских народных танцев» и «Песенного клуба» до «Национального общества по предотвращению жестокого обращения с детьми» и «Ассоциации девочек-скаутов». Ей также был присвоен титул президента Королевского балета и почетный диплом профессора музыки в Лондонском университете. Если уж перечислять всё, ей также было присвоено звание полковника в паре гвардейских полков (King’s Royal Hussars и Royal Highland Fusiliers), а на ее груди по торжественным случаям блистали престижные награды: Большой крест Королевского Викторианского ордена, Императорский орден Индийской Короны, Большой женский Крест ордена Святого Иоанна Иерусалимского…

Но почетные звания и степени, практически всегда лишены реального содержания. В любом случае, их было недостаточно, чтобы вывести Маргарет из глубокой депрессии, поразившей ее в последние годы жизни. Второй сердечный приступ последовал в феврале 2002 года, проблемы с сердцем оказались серьезными. Смерть застала ее во сне ранним утром 9 февраля. Судьба распорядилась так, что даже после смерти она продолжила преступать традиции: Маргарет — первый член королевской семьи, чьи останки были кремированы. Прах погребен в капелле Святого Георгия в Виндзоре.